ВЕДАНТА-СУТРЫ

ВЕДАНТА-СУТРЫ

Обращаясь теперь к этим системам и прежде всего к системе, разработанной Бадараяной, мы находим уже не рапсодии, а настоящую философскую систему, изложенную в 55 кратких параграфах так называемых Веданта-сутр. В первой сутре мы читаем как бы нечто вроде заглавия: «Теперь о желании познать Брахмана» или (как Дейссен переводит слово gignasa) «изыскании Брахмана».

Два слова атха и атах, которые, по моему мнению, первоначально были просто введением и которые постоянно встречаются в начале санскритских сочинений, всегда порождали бесконечные толкования. Если мы должны придавать им какое-либо специальное значение, то, мне кажется, всего лучше понимать атха в смысле теперь, а слово атах в смысле потому, стало быть – выражения, предполагающие, что изучавший исполнил известные предварительные условия: например, упанаяну (прием его учителей), ведадхьяяну (заучивание наизусть текста вед, включая и упанишады; и поэтому он чувствует желание понять веды и познать Брахмана. Возможно также, что верно утверждение некоторых из толкователей, будто в действительной жизни первым шагом было изучение пурва-мимансы или того, что называлось дхарма – законом, добродетелью и т. д., и только от полученного знания дхармы, в особенности жертвенной дхармы, появлялось желание познать Брахмана. В этом случае миманса должна быть признана единым учением, причем пурва-миманса составляла первую часть его, и совершение жертвенных действий было необходимым приготовлением к изучению философии веданты, или, как обыкновенно выражаются, мы должны считать дела необходимыми для порождения той чистоты и ясности духа, без которых невозможно познание Брахмана. Признаюсь, я сомневаюсь в том, что эти соображения были у самого Бадараяны. Мы можем употреблять слово gignasa (желание знания) вместо викара (изыскание или рассуждение), так как Брахман не может быть определен или познаваем в настоящем смысле этого слова. Но хотя Брахман и не может быть познаваем, как познаваемо все другое при посредстве определений, он может быть объяснен отрицательно, как не то и не это; таким образом могут быть уяснены многие сомнения, порождаемые различными заявлениями упанишад по этому предмету. Когда мы читаем, однако, что пища есть Брахман[86], что манас есть Брахман[87], что виджняна есть Брахман[88], что солнце есть Брахман[89], что даже Нараяна есть Брахман[90], то, конечно, необходимо явится требование определить, что же такое в действительности Брахман и, по крайней мере, чем он представляется Бадараяне и его предшественникам.

Самый лучший ответ на все эти вопросы дается в следующей сутре: «То, от чего исходит начало и пр. (начало, существование и распадение, окончание) этого мира». Полное значение этой сутры, по словам комментатора, такое: «Та всеведущая, всемогущая причина, от коей исходит начало, существование и конец мира, – мира дифференцированного по имени, по форме, содержащего многих деятелей и пользующихся, мира, составляющего место пребывания плодов или следствий, производимых прежними действиями, – плодов, имеющих определенное место, время и причины и характер распределения которых не может быть понят умом, – эта причина есть Брахман».

Если задать вопрос, каким образом это известно, то комментатор сильно настаивает на том, что такое знание не приобретается чувственным восприятием или выводом, а просто при посредстве вед (упанишад), извлечения из которых собраны и надлежащим образом распределены в сутрах. Если в некоторых местах он допускает сакшаткару (проявление как источник знания), то он мог иметь тут в виду только интуицию, но такая интуиция, строго говоря, также предполагает предварительную работу органов чувственного восприятия, а объект такой сакшаткары, то есть Брахман, мог быть дан сначала только ведами. Потому для поддержания нашей сутры, в которой дается общая идея о Брахмане, приводится место из Тайт.-уп. (Ill, I), где Варуна объясняет своему сыну, что «Брахман есть то, от которого рождены все существа, которым они живут, в которое они входят снова после их смерти».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Глава 6 Адвайта-веданта Шанкары

Глава 6 Адвайта-веданта Шанкары Если Гаудапада — основоположник адвайты, то Шанкара — самый выдающийся ее представитель. Именно он, создав ряд фундаментальных и в течение многих веков считавшихся наиболее ортодоксальными комментариев на «прастхана трайю»,


Глава 8 Двайта-веданта Мадхвы

Глава 8 Двайта-веданта Мадхвы Если Рамануджа был самым влиятельным и самым основательным из всех критиков Шанкары, а вишишта-адвайта оказалась главной исторической альтернативой адвайты, то Мадхва создал учение, которое, несмотря на его сравнительно меньшую


Глава 10 Веданта и политика

Глава 10 Веданта и политика Из всех видоизменений веданты, пожалуй, самое поразительное то, что произошло с ней в первые десятилетия XX в., когда окончательно оформился тот феномен, который Ауробиндо Гхош метко назвал политическим ведантизмом[380]. Еще более поразительно то,


Глава 12 Веданта и проблема соотношения индийской и европейской культур

Глава 12 Веданта и проблема соотношения индийской и европейской культур Скрытый либо явный, примирительный либо жестко критичный, конкретный либо «глобальный» — так или иначе диалог с европейской социальной и философской мыслью постоянно налицо в эволюции


ВЕДАНТА-СУТРЫ

ВЕДАНТА-СУТРЫ В Веданта-сутрах ссылок больше, но и они не особенно много помогут нам для целей хронологических.Бадараяна более или менее ясно указывает на буддистов, на джайнов (gianas), на пашупатов (pasupatas) и панчаратров (pankaratras), и пытается опровергать всех их. Но он, однако,


ВЕДАНТА, ИЛИ УТТАРА-МИМАНСА

ВЕДАНТА, ИЛИ УТТАРА-МИМАНСА Переходя теперь к рассмотрению шести ортодоксальных систем философии и начиная с веданты, мы должны взять своими главными путеводителями сутры Бадараяны и комментарии Шанкары. О Бадараяне, предполагаемом авторе наших сутр, нам известно


ВЕДАНТА И САНКХЬЯ

ВЕДАНТА И САНКХЬЯ Мы этим заканчиваем наш отчет о философии санкхьи. С первого взгляда никакие две философские системы не были столь отличными одна от другой и исходящими от столь различных точек зрения, как веданта и санкхья. Ведантист школы Шанкары смотрел на мир –


ВЕДАНТА, АВИДЬЯ И АВИВЕКА

ВЕДАНТА, АВИДЬЯ И АВИВЕКА Тогда не остается ничего другого, как только приписывать изменчивость и феноменальность мира чему-нибудь другому, а именно, по веданте, – незнанию, но не личному, а некоему первичному незнанию, относительно видимого и проявляющегося Брахмана.


ВЕДАНТА О СПХОТЕ

ВЕДАНТА О СПХОТЕ Теперь нам нужно узнать, что говорят о спхоте другие философские системы, потому что совершенно понятно, что идея, известная всем им, не всеми ими признавалась. Шанкара как представитель философии веданты совершенно отказывается признать необходимость


СУТРЫ 7–12

СУТРЫ 7–12 Авидья, неведение, имея в силу поляризованности двукратную мощь, про–является как эгоизм, привязанность, отвращение и слепое упорство. Затемняющая сила Майи создает эгоизм и слепое упорство; сила поляри–зации вызывает привязанность (притяжение) и


СУТРЫ 14, 15

СУТРЫ 14, 15 Цель жизни человека есть полнейшее освобождение от несчастий. И когда он изгонит все страдания, создав при этом условия к невозможно–сти их последующего возвращения, тогда он достигнет высшей цели. Непосредственным желанием и прямой целью сердца человека


СУТРЫ 16–21

СУТРЫ 16–21 Существование, осознание и блаженство — вот три страстных желания человеческого сердца. Ананда (блаженство) — это удовлетворенность сердца, достигаемая такими методами и средствами, которые определяет наставник — Сат–Гуру. Чит — осознание, истинное


СУТРЫ 4, 5

СУТРЫ 4, 5 В результате проявления священного эффекта мантры звук Пранава, или Аум, становится слышимым. Божественный звук слышится в различных проявлениях — в соответствии со степенью продвижения ученика к совершенству (то есть в соответствии со степенью очищения его