ВОСЕМЬ ПРАМАН

ВОСЕМЬ ПРАМАН

После защиты учения ньяи, что всех праман только четыре – ни больше, ни меньше, – Готама переходит к критике четырех добавочных праман последователей мимансы и показывает, что эти добавочные праманы излишни. Эти праманы, как мы видели: айтихья (предание), не всегда авторитетное, артхапатти (предположение), самбхава (вероятность) и даже абхава, (несуществование), так как последователи мимансы полагали, что может быть знание, происходящее от небытия или от отсутствия, как например, когда из того факта, что Девадатта не дома, мы заключаем, что он должен был выйти. Первую из этих четырех праман (предание) Готама относит к шабде (слову), а остальные три – к анумане (выводу), тогда как кешта (простой жест, дающий знание) может быть подведена или под рубрику слова как писанные буквы, или под рубрику ануманы. По-видимому, философы, последователи ньяи, особенно сильно интересовались вопросом о средствах знания (праманы); в настоящее же время этот вопрос поглотил всю ньяю.

Утверждают, что Нагарджуна раньше, чем сделаться буддистом, усердно изучал философию ньяи. Он написал сочинение под названием Прамана-самуччая, которое считалось утерянным, пока Сарат Чандра не открыл в библиотеке Великого Ламы в Лхассе его тибетский перевод (JBTS, IV, ч. III, IV)[197].

Далее идет длинное рассуждение о природе слова, о различии звуков (дхвани) и слов и, наконец, мы подходим к вопросу о том, вечно ли слово и, стало быть, есть ли оно само по себе праманы или нет. Подобные вопросы встречаются в большинстве индийских философских систем, а так как раньше я не говорил о них, то теперь, когда мы снова встречаемся с ними в разработке их Готамой, необходимо рассмотреть их подробнее. Хотя тут дело идет о чисто грамматических вопросах, вроде того, может ли гласная і заменяться полугласной у, вообще, может ли какая-либо буква сделаться другой; но эти разъяснения обыкновенно захватывают более широкую сферу мышления, и мы с удивлением видим, как близко они были связаны в уме индийских философов с величайшими задачами философии, например, с вопросом о бытии Создателя и об отношениях между причиной и следствием нашего мира.

Чем чаще мы читаем эти рассуждения о вечности звука, о словах и их истинной природе и, наконец, о божественном или даже трансцендентальном характере языка, тем более мы сознаем всю разницу между восточной и западной философией. Истинная проблема языка почти совершенно пренебрегалась греческими философами и их учениками в Европе, потому что все рассуждения о physei или thesei происхождения языка касались только одной части вопроса, как он представлялся индийским философам. Способ изложения ими проблемы языка, несомненно, будет отвергнут современными философами как детский, и я не намерен отрицать, что действительно некоторые из их заметок о языке детские. Но мы увидим, что весь вопрос исследуется индийскими философами в совершенно серьезном духе. Изучающие философию должны уметь не обращать внимания на то, что может показаться им странным в манере обсуждения и всегда устремлять свое внимание на то, что важно и что часто просматривалось даже величайшими из наших мыслителей. Язык для большинства из нас – предмет не столь знакомый, что мы едва ли замечаем, что стоит за ним; мы не задаем себе тех вопросов, ответ на которые стоил индийским философам стольких усилий и такого труда. Мы уже раньше рассматривали некоторые из их взглядов относительно языка, как эти взгляды отразились в философских гимнах, брахманах и упанишадах ведического периода. Теперь нам нужно проследить эти взгляды, излагаемые в более систематической форме в период сутр

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

Восемь шашек

Восемь шашек Для решения этой интересной задачки вам надо сделать увеличенную копию этого рисунка и взять восемь шашек, которые послужат фишками. А теперь разместите шашки на линиях рисунка так, чтобы в каждом круге и на каждой из четырех прямых линий было по две


4. Восемь динамик

4. Восемь динамик Если бросить взгляд на весь тот хаос, с которым отождествляется жизнь или существование для большинства людей, то можно обнаружить восемь основных частей, к каждой из которых относятся состояния существования. Каждая часть содержит некоторый цикл


Восемь

Восемь Я чувствовал себя в самолете на высоте двух миль так, как будто меня распластали на кухонном столе и затем вышвырнули за дверь. Одно мгновение самолет во всей красе в дюймах от моих пальцев: я падал, но я мог бы ухватиться и вернуться на борт, если бы в этом была


Двадцать восемь

Двадцать восемь — Ты готов, вуки? — спросила она.Я снова провожу с ней слишком много времени, — подумал я. — Слишком много. Она словно микросхема. Все, чего она касается, приходит в порядок, все становится просто и ясно. Я по-прежнему ослеплен ее красотой. Жизнерадостная,


Тридцать восемь

Тридцать восемь Лесли была ошеломлена. Она ходила вокруг и искала наши любимые вещи, с которыми мы жили, — своих дорогих попутчиков. Будто бы они могли внезапно появиться на своих местах. Книги, одежда, деревянные кухонные ложки, которые означали для нее домашний уют, даже


Сорок восемь

Сорок восемь — Где вы берете ваши безумные идеи? — спросил джентльмен из двадцатых рядов. Это был первый вопрос во втором часу лекции.По двум тысячам человек в Городской Аудитории побежал тихий смех: это вызвало любопытство не только у него.Лесли непринужденно сидела со


Восемь

Восемь О цифре «восемь» уже говорилось выше – это крест в квадрате, две соединенные четверки. Это Творец и творимый им материальный мир, это человек и создаваемый им предметный мир.Девять и десять – стр. 11, «Исторический и символический подход к анализу


Восемь

Восемь О цифре «восемь» уже говорилось выше – это крест в квадрате, две соединенные четверки. Это Творец и творимый им материальный мир, это человек и создаваемый им предметный мир.Девять и десять – стр. 11, «Исторический и символический подход к анализу


ВОСЕМЬ

ВОСЕМЬ Дао подобно воде. Вода бесстрастна — потому не встречает препятствий. Бесцельна — Потому всякому приносит пользу. Зверь ждет в кустах добычу. Цветок тянется навстречу солнцу. Камень скрыт в земле. Человек в чаще ищет тропу. А вода холодна, спокойна и


ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ

ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ Стань бесстрашным и скромным, как горный ручей, — превратишься в полноводный поток, главный поток Поднебесной. Так гласит великий Дэ, закон рождения. Познай праздник, но живи буднями — станешь примером для Поднебесной. Так гласит великий Дэ, закон


ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ

ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ Мудрый не ищет добра, потому добродетелен. Глупец норовит причинить добро и забывает о людях. Мудрый бездействует. Глупый делает тысячу дел, и дела его нарочиты. Добродетель творит, не прилагая усилий. Справедливость силится воцариться, возбуждает


СОРОК ВОСЕМЬ

СОРОК ВОСЕМЬ Следуешь учителю — обретаешь. Следуешь Дао — избавляешься. Избавился — пришел к бездействию. Ничего не делаешь — ничего не остается несделанным. Миром управляет простота. Простота родится из бездействия. Вмешательство — залог


ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ

ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ Государь спокоен — народ простодушен. Государь деятелен — народ лицемерен. Счастье таится в сравнении. Несчастье таится в сравнении. Сравнение — добровольная пытка ума, враг постоянства. Так справедливость превращается в коварство, добро — в


ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ

ШЕСТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ Хороший боец отвергает битву. Искусный воин презирает войну. Достойный победитель равнодушен к победе. Это — Дэ, избегающее борьбы. Умелый хозяин избегает хозяйничать. Умеет управлять людбми. Так живут в согласии сДао — древним замыслом


СЕМЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ

СЕМЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ Нет уступчивей под небом, чем простая вода. Нет равного воде под небом в преодолении твердого, прочного. Слабый одолеет сильного, мягкое одолеет твердое. Любой знает эту правду. Никто ни признает ее за истину. Потому мудрый говорит: кто принял к сердцу


ВОСЕМЬ АНАЛОГИЙ

ВОСЕМЬ АНАЛОГИЙ Есть несколько чрезвычайно важных аналогий, которые можно выразить в форме анекдотов. Они позволяют с пользой для учебных целей выделить характерные особенности и ошибки, блокирующие высокие восприятия.Первая касается предположений, в особенности