МЫСЛИ ОБ ЯЗЫКЕ

МЫСЛИ ОБ ЯЗЫКЕ

Если я прав, приводя слово брих (речь) в брихас пати, к тому же корню, как и корень брахман, то связь двух идей, Слово и Создатель, приведет нас к периоду, гораздо более древнему, чем даже тот, который мы называем периодом вед. Во всяком случае идея, что Брахман был Слово и что мир создан Словом, существовала, как мы видим, задолго до появления философских систем. Она выразилась в самом языке Индии, но полное развитие она получила только в сутрах, и в особенности в сутрах веданты, к которым для наших настоящих целей нам и надо возвратиться. В сутре (I, 3, 28) мы читаем «Мы отвергаем его возражение на том основании, что он (мир) происходит, берет свое начало от слова, как это доказывается восприятием и выводом». Восприятие здесь употребляется в смысле шрути (откровения), а вывод в смысле смрити (предания). Предъявлялось возражение, что Веду нельзя считать вечной, так как в ней содержатся имена вещей невечных, и даже боги (девы) не считаются вечными, так как доказано, что они подвержены рождению и возрождению и, следовательно, Веда, в которой содержатся имена, не может быть одновременной или вечной.

На это возражение Шанкара, допуская невечный характер – дев (богов), отвечает, что несмотря на это бо-ги и другие существа, и даже весь мир, должны быть признаны имеющими свое начало в слове или Веде и что это слово есть Брахман. Но, прибавляет он, не индивидуальные девы, не тот или другой бог, не та или другая корова или лошадь ведут свое происхождение, свое начало от слова, а род, к которому они принадлежат, то есть eidy акрити. Слова имеют связь с родом, а не с индивидуумами, ибо эти последние, как бесконечно многие, не способны вступать в такую связь. Поэтому признается, что индивидуальные вещи и индивидуальные боги имеют начало, но не род, к которому они принадлежат, так как этот последний мыслим и высказан сначала Брахманом. Не следует, однако, предполагать, что слово составляет материальную причину вещей; она, как указано выше, состоит только в одном Брахмане, который поэтому есть нечто большее, чем слово. Слово веды есть просто выражение того, что постоянно и вечно во всех вещах (universalia in rebus), и так как все индивидуальные вещи созданы согласно этому слову, то и верно сказано, что они имеют свое истинное начало в Веде и в Брахмане. После это же подтверждается местами из шрути и смрити, как например, в Бр.-уп. (1, 2, 4): «И тогда своим умом он соединился с речью». Стало быть, слово, или речь, существовало до создания, как мы читаем также и в смрити, то есть в Махабхарате (XII, 85, 34): «Тот, кто существует сам собой, испускает первый поток, Слово, вечное, без начала и конца, божественное слово, которое мы читаем в Ведах, и откуда произошло развитие мира». И потом там же (XII, 85, 35): «Бог вначале создал имена и формы вещей и непрерывный процесс их дел».

Внимательно прочитав подобные места, легко понять, что Веда, отождествляемая с творческими словами или с идеями (logoi) мира, обозначала нечто большее, чем то, что в последствии называли тремя ведами, самхитами и брахманами. Веда тут означает Логос или Софию (Слово или Мудрость) и обнимает все названные, то есть получившие название, высказанные понятия, необходимые для создания всего созданного.

Для того чтобы показать, что тут нет ничего странного, Шанкара замечает, что даже мы сами, когда намереваемся сделать что-нибудь, сперва думаем о слове для обозначения того, что мы хотим сделать. Точно так же и слова веды должны были быть присущими уму Творца (Праджапати) раньше, чем он мог создать соответствующие им вещи. Поэтому и сказано в Веде (Тайтт.-уп. II, 2, 4, 2): «Это есть земля, – сказал он, – и создал землю». Это покажется странным многим из читателей и, признаюсь, казалось странным и мне, когда я в первый раз встретил такие идеи, столь полные неоплатонических воспоминаний или даже близких к идее Ветхого Завета: «Бог сказал – да будет свет – и был свет». Конечно, если мы решимся сказать, что Логос александрийских философов не имеет антецедентов в древней греческой мифологии[198], то и конец всяким вопросам и мы тогда должны будем просто допустить, что брахманы приходили в Александрию и обучили языческих и христианских философов своим идеям о Вач, или Речи. Но так как всякому эллинисту известно, что это совсем неверно, – и я неоднократно пытался доказать это – то вопрос требует решения, совершенно отличного от предложенного профессором Вебером, если только он вообще допускает какое-либо решение. Почему бы в самом деле не признать, что гораздо более соответствует достоинству ученого сознание в своем неведении, чем отвечать, хотя бы и нерешительно, на такой вопрос, и таким образом помешать дальнейшему исследованию?

Индусские философы с таким вниманием относились к этому вопросу, потому что, видимо, сильно интересовались им и вполне понимали его близкую связь с некоторыми из самых важных религиозных и философских проблем, особенно близких их сердцу.

Они начинали с самого начала и прежде всего пытались уяснить себе, что такое шабда. Шабда означает слово, но оно обозначает также и звук, и потому они начинали с вопроса: что такое звук? Мы уже видели, что они постулировали пятый элемент, акаша – слово, которое мы переводим в эфир, – который должен был быть носителем звука и только одного звука. Материалисты, последователи Бархаспати, отрицали существование такого пятого элемента, потому что он сверхчувствительный; но все другие школы мышления, даже буддисты, признавали его как независимый элемент, так как они полагали, что воздух не может быть носителем звука. От воздуха может зависеть сила звука, но не его свойства. Философия вайшешики, например, особенно интересовавшаяся вопросом об элементах, объясняла звук как объект, воспринимаемый чувством слуха (II, 2, 21).

Далее она объявляла, что звук – это ни субстанция, ни действие, а свойство и сущность его (субстанция) анаша (эфир). Мнение, что звук существует всегда и вечен и только проявляется каждым говорящим, – мнение, которого придерживались последователи мимансы, – отвергается Канадой, признающим звук и слова временными проявлениями только вечного звука. Это объясняется примером барабана и барабанной палочки, из которого ясно видно, что звук производится соединением их и что он проводится только воздухом.

Вся эта аргументация направлена, очевидно, против последователей мимансы, которые по своим особым причинам признавали, что шабда (звук или слово) должна быть вечной. Нужно, однако, отдать им справедливость, что они внимательно относились к возражению Пурва-пакшина, отвергавшего вечность звуков и слов. «Нет, – говорит он[199], – звук не может быть вечным, так как мы видим: 1) что он есть продукт, 2) что он проходит, исчезает, 3) что он сделан (сами буквы называются А – кара, Ка – кара и т. д., то есть деление А, деление К, и т. д.). Мы видим далее, 4) что он воспринимается одновременно несколькими лицами, 5) что он изменяется (как например, dadhi atra изменяется на dadhy atra) и 6) что он увеличивается от увеличения числа его производящих. Но на все эти возражения у последователей мимансы имеются готовые ответы. Слово вечно, говорят они, и хотя восприятие звука одинаково, но мы имеем право смотреть на звук как на вечный и навсегда присущий и только не всегда проявляющийся вследствие отсутствия производящего его, заявляющего. Буква к, которую мы слышим теперь, та же самая, которую люди всегда слышали. Утверждают, что звук делается, производится, что он воспринимается одновременно многими; но то же самое применяется и к солнцу. Видоизменяется не одна и та же буква как видоизменение звука, а вместо одной буквы появляется другая; что же касается увеличения шума, усиления звука, то оно обусловливается числом соединений и разъединений воздуха.

Причина, приводимая Джаймини, в защиту мнения о вечности звука, состоит в том, что хотя звук и может исчезать, он оставляет следы в уме слушателя, что он есть везде одновременно, что при повторении он один и тот же и что мы не имеем права предполагать, чтобы он когда-нибудь уничтожился. На предположение, что звук есть простое видоизменение воздуха, отвечают, что ухо не просто слышит воздух, но что оно чувствительно только к неосязаемому в букве, к его свойству. А помимо того, в ведах есть определенные слова, говорящие нам о вечном Гласе.

Установив таким образом вечность звука, Джаймини переходит к защите звуков или слов вед против всех возможных возражений. Его аргументацию мы рассматривали раньше, когда обсуждался вопрос об авторстве вед и когда было указано, что автором их не могла быть одна личность, что веды могли быть рассматриваемы вдохновенными мудрецами (риши) как открытые им, а не созданные ими. Поэтому мы можем сразу перейти к следующему вопросу о том, что составляет слово, и каков его действительный характер, по мнению индийских философов. Хотя эти рассуждения скорее грамматические, чем философские, все же они заслуживают внимания, как показывающие, насколько сильно древние индийские философы интересовались наукой о языке, насколько ясно они понимали близкую связь между языком и мышлением, и вследствие этого – между наукой об языке и наукой о мышлении, или философией.

Насколько индусы понимали, что изучение языка составляет неотделимую часть философии, это мы можем видеть из того факта, что они допустили своего великого грамматика Панини в сонм своих философов. Очевидно, они сознавали, что язык есть только феноменальная форма мышления и что, так как люди не имеют средств воспринимать мысли других и даже свои собственные иначе, как в форме слов, то обязанность исследователя мышления исследовать природу слов прежде, чем приступить к анализу мышления, чистой мысли, даже как довольно верно выражаются, ободранной, лишенной кожи мысли, то есть лишенной ее естественной оболочки, слова. Они понимали то, что не всегда понимали даже современные философы: есть различие между vorstellung (представлением или восприятием) и begriff (понятием); истинное мышление имеет дело только с понятиями, выраженными в словах, и слово и мысль не раздельны и при разделении погибают оба. Мадхава в его обзоре всех философских систем отводит место даршане Панини, то есть тому, что мы назвали бы грамматической системой Панини, между пурва-мимансой Джаймини и санкхьей Капилы. Другие системы тоже очень подробно трактуют вопросы лингвистики, как делает, например, пурва-ми-манса, обсуждая вопрос о том, вечен или нет звук – материальный элемент слова.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг:

ПРОСТРАНСТВО В ЯЗЫКЕ

ПРОСТРАНСТВО В ЯЗЫКЕ Пространственное созерцание, по Кассиреру, — один из первейших медиумов, через которые язык осуществляет свою логическую функцию возгонки впечатлений до представлений. Уже наиболее общие выражения духовных процессов отмечены несомненной печатью


ВРЕМЯ В ЯЗЫКЕ

ВРЕМЯ В ЯЗЫКЕ Точное различение временных отношений в языке является, по Кассиреру, гораздо более трудной и сложной задачей, чем образование пространства. Пространственные моменты типа «здесь» и «там» сравнительно легко связываются в созерцательное единство, в силу


ЧИСЛО В ЯЗЫКЕ

ЧИСЛО В ЯЗЫКЕ Первичные различения числовых отношений в языке Кассирер, как и в случае пространственных отношений, сводит к человеческому телу и его частям; тело служит основной моделью примитивных счислений; сами «числа» поначалу суть не что иное, как обозначения


ПОНЯТИЕ В ЯЗЫКЕ

ПОНЯТИЕ В ЯЗЫКЕ Исходным пунктом кассиреровских рассуждений о лингвистическом образовании понятий послужило учение Гумбольдта о «внутренней форме», выявляющей специфический закон этого образования в различных языках. По Гумбольдту, «внутренняя форма» определяется


Говорящие на родном языке

Говорящие на родном языке Одним из самых распространенных и устойчивых мифов является представление о нашей стране как об огромном плавильном котле: якобы здесь постепенно сливаются вместе все этнические и культурные отличия, которые раньше нас разделяли, и в


1. О языке философских текстов

1. О языке философских текстов Бесцветный язык рационального мышления, коим излагают философы свои труды, простодушно считая, что это и есть «научный стиль», на самом деле есть торопливый язык технических описаний, имеющих такое же отношение к философии, как лунный свет к


Глава XIX О языке и словах

Глава XIX О языке и словах § 541 Мы гораздо более склонны употреблять слова без понятий на латинском, чем на своем родном языке. Вот если бы вменить философам в обязанность, вместо того чтобы говорить «абсолютное», всегда употреблять слово «отрешенное» или, проще,


О языке этой книги

О языке этой книги Эта Книга написана на ПОЧТИ обычном языке. Говоря иначе, в ней ИСПОЛЬЗУЮТСЯ вполне обычные и привычные для многих слова – за исключением терминов, которые поясняются в тексте.Однако ЗНАЧЕНИЯ этих слов зачастую ОТЛИЧАЮТСЯ от общепринятых значений.


Издания на итальянском языке

Издания на итальянском языке • 6 donne e l’immacolata concezione, 2010 • Antropologia cristiana di Felice Balbo, Pontificia Universit? Lateranense, Roma, 1970• Arte, sogno e societ?, 2010• Campo semantico, 20124, 20043; 19972; 19881• Cinelogia ontopsicologica, 20087; 20076 (vers. preced. 20005; 19954; 19893; 19802; 19721)• Conoscenza ontologica e coscienza, 2007• Dalla coscienza all’essere. Come impostare la filosofia del future, 2009•


Издания на русском языке

Издания на русском языке • 6 Женщин и непорочное зачатие. – М.: БФ «Онтопсихология», 2011, НФ «Антонио Менегетти», 2014.• Nova Fronda Virescit. В поисках души. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007,2008,2009.• Nova Fronda Virescit. Введение в онтопсихологию для молодежи. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007, 2008, 2009.• Nova


Издания на итальянском языке

Издания на итальянском языке • 6 donne e l’immacolata concezione, 2010• Antropologia cristiana di Felice Balbo, Pontificia Universitа Lateranense, Roma, 1970• Arte, sogno e societа, 2010• Campo semantico, 20124, 20043; 19972; 19881• Cinelogia ontopsicologica, 20087; 20076 (vers. preced. 20005; 19954; 19893; 19802; 19721)• Conoscenza ontologica e coscienza, 2007• Dalla coscienza all’essere. Come impostare la filosofia del future,


Издания на русском языке

Издания на русском языке • 6 Женщин и непорочное зачатие. – М.: БФ «Онтопсихология», 2011, НФ «Антонио Менегетти», 2014.• Nova Fronda Virescit. В поисках души. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007, 2008, 2009.• Nova Fronda Virescit. Введение в онтопсихологию для молодежи. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007, 2008,


Издания на итальянском языке

Издания на итальянском языке • 6 donne e l’immacolata concezione, 2010• Antropologia cristiana di Felice Balbo, Pontificia Universita Lateranense, Roma, 1970• Arte, sogno e societa, 2010• Campo semantico, 20124, 20043; 19972; 19881• Cinelogia ontopsicologica, 20087; 20 076 (vers. preced. 20005; 19954; 19893; 19802; 19721)• Conoscenza ontologica e coscienza, 2007• Dalla coscienza all’essere. Come impostare la filosofia del future,


Издания на русском языке

Издания на русском языке • 6 Женщин и непорочное зачатие. – М.: БФ «Онтопсихология», 2011, НФ «Антонио Менегетти», 2014.• Nova Fronda Virescit. В поисках души. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007, 2008, 2009.• Nova Fronda Virescit. Введение в онтопсихологию для молодежи. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007, 2008,


На русском языке

На русском языке Абеляр 291Август (император) 37, 69Августин 57, 269, 277,318, 330,333,345, 346, 349, 358Авраам 267, 285, 286Адам 271, 285, 286, 336Адам Карл гц 27, 320Адорно Т. 47,62,257Александр III (папа) 315Алле A. xviАльфаро X. 331Амбрамовская Л. xviАмвросий 357Андрезен К. 317Ансельм Кентерберийский 288, 290, 291, 298, 339Апеллес